Красота

Нишевая парфюмерия: носы-революционеры

Продолжаем знакомство с миром нишевой парфюмерии вместе с нашим экспертом, членом правления компании «Laiks-Mode» Еленой Голубевой, рассказом о великих «носах» – парфюмерах, оставивших значимый след в истории создания духов и совершивших в них настоящую революцию.
Reading time 2 minutes

Текст: Симона Шульман

НАПОЛЕОН ФРАНЦУЗСКОЙ ПАРФЮМЕРИИ

«Первым в списке парфюмеров-революционеров должен оказаться, конечно же, Эрнест Бо (Ernest Beaux) – автор знаменитого аромата «Chanel № 5». Много любопытной информации о нем можно найти в книге «Благоуханность. Воспоминания парфюмера» Константина Веригина – российского эмигранта, 30 лет проработавшего ассистентом Бо. Горячо рекомендую эту книгу всем, кто интересуется историей парфюмерии и мировыми событиями того времени, с которыми она тесно переплетена.

Эрнест Бо, француз по происхождению, родился в Москве в 1882 году. Его жизнь с самого рождения была связана с парфюмерией: отец и старший брат Эрнеста работали на крупнейшую косметическую фирму Alphonse Rallet – поставщика императорского двора. Будущее Эрнеста было предопределено: проявит талант как хороший нос – будет парфюмером, не проявит – управляющим. Нос Эрнеста Бо оказался не просто хорошим – гениальным, и в 16 лет вчерашний гимназист начал свою головокружительную карьеру. Он разыскивал интересные ингредиенты и смешивал их в необычных комбинациях, питая особую страсть к экстракту царского вереска – его можно встретить во многих композициях Эрнеста. В 1912 году Эрнест, большой поклонник Наполеона, в честь 100-летия Отечественной войны 1812 года создал свой первый знаменитый аромат – «Bouquet de Napoleon». Веригин в своей книге вспоминает, что в минуты триумфа, когда после долгих проб и ошибок удавалось получить желаемый результат, Эрнест восклицал: «Я Наполеон французской парфюмерии!»  И его ассистенты в шутку отвешивали ему придворные поклоны».

Член правления компании «Laiks-Mode» Елена Голубева

ЗАПАХ ЖЕНЩИНЫ

«Русская революция лишила Бо и положения, и состояния, и ему не оставалось ничего другого, как покинуть родину и уехать во Францию, где он начал трудиться на парфюмерную компанию Chiris – нового владельца дома Rallet. Спустя год в жизни Бо произошло судьбоносное событие – великий князь Дмитрий Павлович Романов познакомил Эрнеста с Коко Шанель. Она заказала Бо духи, которых мир еще не знал, – аромат, пахнущий Женщиной. Бо начал экспериментировать и создал на основе альдегидов шедевр – духи, вошедшие в историю под названием «Chanel № 5».

Альдегиды – органические летучие соединения с углеродом, которые позволяют цветочным композициям стать свежими, мягкими и при этом стойкими. Помимо «Chanel  № 5», самыми известными альдегидными ароматами являются Lancome «Climat», Givenchy «L’interdit», Van Cleef & Arpels «First», Hermes «Amazon», Frederic Malle «Iris Poudre», Serge Lutens «La Myrrhe», Annick Goutal «Folavril».

Бо не был первым парфюмером, экспериментирующим с альдегидами – модными их сделал в свое время еще парфюмер «прекрасной эпохи» Франсуа Коти (François Coty). Но именно Бо сумел сделать альдегидные ароматы и в частности «Chanel № 5» по-настоящему знаменитыми.

Почему духи получили именно такое название? Легенда гласит, что из десятка предложенных ей вариантов ароматов Шанель выбрала тот, который шел в списке под пятым номером. Мадемуазель, верившая в магию чисел, посчитала это добрым знаком – показ ее коллекции был запланирован на 5 мая – пятый день пятого месяца. Вот как описывал аромат сам Бо: «Я создал эти духи в 1920 году, когда вернулся с войны. Часть моей военной кампании прошла в северных странах Европы, за Полярным кругом, во время полуночного солнцестояния, когда озера и реки излучают особую свежесть. Этот характерный запах я сохранил в своей памяти, и после усилий и трудов мне удалось его воссоздать». Бо создал для дома Шанель еще ряд ароматов, вошедших в историю мировой парфюмерии – «Bois des Iles», «Cuir de Russie», «Gardenia», «Chanel № 22», но прославил его именно Запах Женщины – легендарный аромат «Chanel № 5».

1545395379431176 geza web
Парфюмер Геза Шоен
БЛЮДО С ОДНОЙ СПЕЦИЕЙ

«В 1973 году сотрудники американской корпорации International Flavors & Fragrances разработали новое соединение – молекулу, получившую название Iso E Super. Эта химическая композиция обладала древесным ароматом с нотками амбры и ветивера и первое время использовалась исключительно в качестве отдушки при производстве бытовой химии. Первым официальным ароматом, в котором использовалась молекула Iso E Super, был выпущенный в 1975 году женский парфюм «Halston Woman». Были и другие духи, в составе которых есть эта молекула – Dior «Fahrenheit», Lancome «Tresor», Serge Lutens «Feminite du Bois», но первым, кто создал с ней моноаромат (аромат с единственным ингредиентом) был немецкий парфюмер-новатор Геза Шоен (Geza Schoen).


Легенда гласит, что, когда Геза Шоен изучал свойства Iso E Super, он провел эксперимент – надушил этим ароматом своего друга и отправился с ним в ночной клуб. Оба были потрясены результатом: на друга обрушилась лавина внимания и комплиментов, все спрашивали, каким парфюмом он пользуется и требовали сообщить его название. Это подтолкнуло Гезу к идее создать моноаромат на основе Iso E Super – им стал «Molecule 01», активизирующий звучание феромонов его носителя. Сбылась мечта парфюмеров – появился аромат, который на каждом человеке звучал по-разному. Гезу забросали письмами – клиентки писали, что благодаря «Molecule 01» у них улучшилась сексуальная жизнь, они почувствовали себя желанными и женственными. В Австралии «Molecule 01» были раскуплены полностью в течение 48 часов после появления.

Клиентки писали, что благодаря «Molecule 01» у них улучшилась сексуальная жизнь, они почувствовали себя желанными и женственными.

Геза Шоен, мальчик-вундеркинд, в 13 лет умевший отличать более 100 парфюмерных нот, в свои 35 совершил прорыв в парфюмерии, создав аромат по совершенно новому принципу. Он ненавидит традиционную пирамиду с верхними, средними и базовыми нотами и считает, что аромат должен быть цельным и покорять покупателя с первой минуты. Себя Геза сравнивает с кулинаром, который может при желании использовать в своих блюдах любые специи, но выбирает только одну и с ее помощью создает уникальное блюдо.
 

Что только не служит Гезе Шоену источником вдохновения – произведения искусства, фотографии, путешествия, а иногда – гнев и возмущение. Так, знаменитая серия «Beautiful Minds» появилась в ответ на аромат, который выпустила Пэрис Хилтон. Геза был возмущен: «С каких это пор любая выскочка может мнить себя парфюмером? Какая-то богатая девчонка решила, что ей есть что сказать в мире ароматов?! Я решил создать ответ этому ничтожному подобию духов и доказать, что не все женщины такие же дурочки, как Пэрис, что они интересны не размером груди, а своими умениями и талантами». Сказал – и сделал. Первый аромат серии «Beautiful Minds Volume 1» – интеллектуальный «Intelligence & Fantasy» – был посвящен гениальной девушке Кристиане Штенгер, сумевшей развить у себя феноменальные способности памяти и разработавшей уникальные техники запоминания. Второй – тонкий и невесомый «Precision & Grace» – выдающейся балерине Полине Семионовой».

ENFANT TERRIBLE

«Если Эрнеста Бо и Гезу Шоена можно назвать революционерами, то французского парфюмера Кристофа Ладамиэля (Christophe Laudamiel) смело можно причислить к бунтовщикам, сумевшим здорово пошатнуть устои парфюмерной бюрократии и мифологии. Он создал скандальный «Community» из серии The Zoo, в котором отчетливо слышна нотка марихуаны. Он «показал нос» парфюмерной индустрии, разлив один и тот же аромат в два разных флакона и выпустив их под разными названиями – «Club Design» и «Scent Tattoo» – и цинично смеялся, когда один из них, «Club Design», был удостоен премии Art&Olfaction Awards в категории «авторская парфюмерия». А «Scent Tatoo», «близнеца» «Clun Design», Кристоф выпустил как аромат для одежды, протестуя против ограничения списка ингредиентов, якобы вызывающих аллергию при контакте с кожей.

Ладамиэль ненавидит классические принципы парфюмерной архитектуры (парфюмерную пирамиду, которой уже 100 лет, и монолитный принцип ароматов Софии Гройсман), он рассматривает аромат как звезду: главный аромат находится в центре, а остальные элементы составляют ее лучи. Он один из немногих относится к парфюмерии как к науке и львиную долю своего времени тратит на просветительскую работу. И демонстративно выкладывает в открытый доступ формулы своих ароматов, привлекая тем самым внимание к слабо защищенным авторским правам парфюмеров.  

1545395610025276 mind
Ароматы из серии «Beautiful Minds»

Огромное влияние на Кристофа оказал роман Патрика Зюскинда «Парфюмер. История одного убийцы», которым он зачитывался в годы студенчества. Кристоф загорелся идеей воссоздать ароматы, которые описывались в книге. Первым ароматом из них стал «Ermite» («Отшельник»). Он пах пещерой, холодом, мокрым камнем. Затем появился запах девственницы «Virgin 1», посвященный девушке из романа, продававшей на улицах Парижа желтые сливы. Когда Кристоф узнал, что готовится экранизация романа, мысль создать связанные с «Парфюмером» ароматы стала идеей-фикс. Совместно с парфюмерами дома Thierry Mugler Ладамиэль начал работу над 15 ароматами – по числу глав романа и ключевых эпизодов фильма, главным из которых должен стать последний, 15-й – «Оригия», который Гренуй наносит на себя, поднимаясь на эшафот. Эти ароматы произвели фурор на премьерном показе «Парфюмера»: их разбрызгивали в зале, усиливая впечатление от соответствующих сцен.
 

Помимо запахов для «Парфюмера», Кристоф создал ароматы для премьерного показа «Властелина колец» – чарующие, будто переносящие зрителей в потусторонний сказочный мир. Ладамиэль считает, что у брендов, зданий, мероприятий, кинофильмов, полиграфических изданий, как и у людей, должны быть собственные ароматы, и много работает в аромамаркетинге, помогая с помощью запахов вызвать нужные ассоциации, впечатления и воспоминания. Созданный им для компании Abercrombie & Fitch аромат только за один год увеличил прибыль бренда на 50 миллионов долларов и был признан в 2010 году самым популярным мужским парфюмом Америки. Кристоф – автор ароматов для отеля «Ritz Carlton» в Париже, аэропорта «Heathrow» в Лондоне, и бутика «Babochka/Nevski» в Санкт-Петербурге, различных магазинов, галерей и клубов. Само название «аромамаркетиг» Кристофу решительно не нравится: «Вы же не назовете музыкальную атмосферу джазового клуба музыкальным маркетингом?!» Самое страшное, считает Кристоф, быть проигнорированным другими людьми. Те, у кого нет запаха, являются никем».

 

Фото: Томс Норде, Salvatore Massara/Panthermedia.net/Scanpix/LETA, пресс-фото

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ