Один такой
Культура

Один такой

В октябре рижский Музей моды отдает должное 70-летию легендарного французского дома моды Dior
Reading time 1 minutes

На выставке «Dior» будет представлено несколько десятков уникальных нарядов из коллекции историка моды Александра Васильева – прижизненные работы кутюрье и его последователей. Кристиан Диор вошел в историю не только как «диктатор моды» и «булавочный тиран», но и как невероятный гуманист – он баловал своих манекенщиц и выдавал им наряды на свидания. Александр Васильев приоткрывает для читателей L’Officiel Latvija самые любопытные страницы жизни основателя модной империи.

Текст: Юлия Румянцева

Кристиан Диор оставил яркий след в истории, проработав на посту креативного директора дома моды всего десять лет. Не все знают, что он никогда не был его владельцем. Носящий имя Диора дом моды тогда принадлежал текстильному магнату Марселю Бусаку, и Кристиан являлся его наемным работником. Художник смог достичь мировой славы в сжатый исторический период. Другим его коллегам на это потребовалось гораздо больше времени: Ив Сен-Лоран, дом которого открылся в 1962 году, создавал коллекции в течение 40 лет. Шанель трудилась с 1913-го до своей смерти в 1971 году, правда, сделав почти 15-летний перерыв в военное и послевоенное время. Диор оказался невероятно плодотворным художником и за это десятилетие положил на лопатки всех своих конкурентов. А в ту эпоху хватало сильных дизайнеров: Жак Фат, Кристобаль Баленсиага, Эльза Скиапарелли, Пьер Бальмен и мадам Карвен. Диор был создателем мейнстрима на узкую талию и пышную юбку. Он и укоренился как один из основополагающих принципов стиля ladylike, созданного Диором.

Диор сильно страдал от воровства нечестные закройщицы выбрасывали на улицу через окно туалета или пожарный выход пачки новых выкроек. Там их ловили конкуренты и, сняв копии, возвращали обратно в дом.

КОПИИ ПО ДРУЖБЕ

Диор не делал ставку на эксклюзивность, он был наименее лимитированным дизайнером среди коллег-современников. Сразу же открыл филиалы дома в Лондоне, затем в Нью-Йорке и, что известно далеко не всем, в Каракасе в Венесуэле, Лиме в Перу и в Буэнос-Айресе в Аргентине. Я точно знаю о существовании пяти филиалов.

Плюс Диор основал обширную парфюмерную линию. Клиентки платили огромные деньги за наряды от Диора, и он сильно страдал от воровства – нечестные закройщицы выбрасывали на улицу через окно туалета или пожарный выход пачки новых выкроек. Там их ловили конкуренты и, сняв копии, возвращали обратно в дом. Особенно этим славились итальянские дома – чтобы в этом же сезоне сделать наряды а-ля Диор из другой ткани в Милане. Было очень много громких процессов. В итоге выявили целую группу закройщиц-шпионок.

Интересный пример – Диор был очень дружелюбен ко многим коллегам, в отличие от Шанель, и подружился с дизайнером Ирэн Голициной – русской княжной, у которой в Риме был свой дом моды. Княжна много раз ужинала и обедала с Диором в Париже. Он предоставлял подруге прототипы своих платьев, которые она копировала и выпускала уже под собственной маркой. Модели Голициной и Диора были абсолютно идентичны, если положить их рядом. Думаю, она действовала каким-то обманным путем – например, брала платья на комиссию или приобретала для себя и тут же шила копии. Впрочем, в те времена Диора копировали многие. Он был мастером кроя – модели сложных фасонов с необычными складками, овальными линиями, застежками на спине и басками так и тянуло повторить. Диор помог своему спонсору Марселю Бусаку разгрузить склад от переизбытка шерсти черного и коричневого цвета, которая в 40-е была совершенно не в моде. После коллекции на базе именно этих материалов шерсть, еще недавно мало кого интересовавшая, немедленно вошла в моду. Продажи были очень значительными. А Бусак изначально был производителем именно шерстяных тканей.

На фото: Коктейльное платье из атласа пудрового цвета, украшенное объемным бантом и драпировкой, из гардероба актрисы немого кино Мэри Пикфорд, 1960-е гг.

Художник благожелательно относился и к флирту, и к беременности своих моделей. Дарил им чулки, что вообще тогда было не принято – каждая должна была приходить на работу со своей «экипировкой».

ЗАБОТЛИВЫЙ ПАПАША

Я лично знал нескольких людей, работавших у Диора. И близко дружил с его любимой моделью и музой Аллой Ильчун – наполовину казашкой, наполовину русской. Она проработала в доме моды 20 лет. При Диоре – 9, остальные 11 – при Ив-Сен-Лоране и сменившем его на посту креативного директора Christian Dior Марке Боане. Алла пришла в дом с талией 47 сантиметров, а покинула – с 49 сантиметров. Она была очень интересная и, видимо, одинокая женщина, так как часто по ночам звонила моей маме в Москву – изливала душу, вспоминая добрыми словами Диора. Все, кто работал с ним, отзываются о нем как о заботливом папаше. Он баловал своих манекенщиц и бесплатно давал им напрокат платья.

«У меня сегодня свидание, можно я возьму платье напрокат?» – то и дело спрашивала одна из них. «Пойди на склад и выбери себе наряд, желаю тебе удачи!» – так он отвечал. В мире моды это большая редкость. Диор благожелательно относился и к флирту, и к беременности своих моделей. Дарил им чулки, что вообще тогда было не принято – каждая должна была приходить на работу со своей «экипировкой». Он их очень опекал. И по сей день жива Дина Варенова, работавшая в его доме в 50-х годах – сегодня ей уже около 90 лет, и, надеюсь, она еще приедет в Ригу на открытие выставки.

На фото: Платье из чесучи, вышитое по лифу стразами, бисером и гранеными бусинами, 1962 г.

После смерти Диора на посту креативного директора дома моды отметилось целое созвездие великих художников XX века – Ив Сен-Лоран, Марк Боан, Джанфранко Ферре, Джон Гальяно… Большая удача, что с их помощью бренд удалось сохранить до наших дней. Редкий дом моды умудрился не растерять славу после смерти или ухода дизайнера- основателя, имя которого он носит. Большинство оказались в полном забытьи. Например, сегодня уже никому ничего не говорит имя Жана-Луи Шеррера, основателя дома высокой моды Jean-Louis Scherrer. Такая же судьба постигла некогда гремевшие дома моды Жака Эстереля и Жака Грифа – они не смогли остаться на плаву с другими креативными директорами. Самым успешным в истории Dior был Марк Боан, продержавшийся у власти дольше всех – он начал в 60-м году и был отправлен на пенсию в 1989 году.

На фото: Вечернее платье, атрибутированное как работа Кристиана Диора, 1950-е гг.

ЖЕНСКИЙ ПЕРЕВОРОТ

Секрет успеха дома Dior в бескомпромиссном увольнении всех креативных директоров – только сам Кристиан умер естественной смертью. После его кончины в 1957 году к власти пришел Ив Сен-Лоран, которому едва исполнился 21 год. Он был слишком молод, а от него хотели слишком многого. Лорана уволили за некоммерческие коллекции – они были пугающе простыми для клиенток. Молодой кутюрье создавал слишком короткие для того времени модели, лишь на палец закрывавшие колени – практически школьного вида. Для высокой моды это было недопустимо. У Сен-Лорана была ментальность создателя прет-а-порте, но эра массового производства тогда еще не пришла. При нем из моделей Christian Dior исчезла женственность в классическом понимании и необходимая для роскошных нарядов доза люкса. Диор славился использованием тканей эксклюзивной обработки, Лоран предпочитал материалы попроще. В отличие от Диора, Лоран был великим путешественником – много ездил в Китай, Северную Африку, Америку. Многие его коллекции приправлены специями этих стран. Именно Лоран ввел в моду фольклорную составляющую – коллекции в русском, африканском, китайском или арабском стиле. Это было совершенно несвойственно Диору – он не занимался «туризмом от кутюр». Жизнь показала, что Сен-Лоран тоже гений. И любовь к отцу-основателю дома Christian Dior, который вывел его в мир моды, он пронес через всю жизнь. Интересно, что в музее-ателье Сен-Лорана в Париже на его рабочем столе лежит деревянный метр с металлическими основаниями, которым в свое время отмерял ткани Кристиан Диор. Для Лорана эта вещь стала талисманом.

Сегодня у руля большого дома моды, которым исторически заправляли мужчины, впервые оказалась женщина – Мария Грация Кьюри. Что из этого получится, пока не ясно. С эстетической точки зрения идеальным выбором для этой должности стал бы Альбер Эльбаз. Мне известно, что глава Dior Сидни Толедано тайно многократно встречался с ним на ланчах. По какой причине он не стал креативным директором Dior, неизвестно. Скорее всего, дело в экономии средств. Эльбаз явно хотел многого, а Мария Грация Кьюри, которую никто не знает, согласилась работать на более выгодных для дома моды условиях. Вторая причина – обременения Эльбаза по контракту с бывшим местом работы – Lanvin, принадлежащим китаянке Шо-Лан Ван. Эльбаз покинул свой пост в этом доме моды еще в 2015 году, но у него явно был жесткий контракт, не позволяющий быстро обосноваться в другом бренде. Мне кажется, его еще могут призвать на пост дизайнера Dior позднее.

На фото: Коктейльное платье, атрибутированное как работа Кристиана Диора, около 1950 г.

Выставка Dior

С 25 октября, Музей моды

www.fashionmuseumriga.lv

 

Фото: Arnas Gedris «PIX Studija», из архива Александра Васильева

http://madparis.fr/francais/musees/musee-des-arts-decoratifs/actualites/expositions-terminees/christian-dior-couturier-du-reve-1631/

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ