Мода

Danilo Venturi: «Простота станет высшей формой изысканности»

Настало время, как нельзя лучше подходящее для связывания тонких ниточек между прошлым, настоящим и будущим. Для вдумчивого анализа, без которого невозможно порой двигаться дальше. С вопросами, больше всего тревожащими нас в области моды, L’Officiel Baltic обратился к Данило Вентури, директору института моды и дизайна «Polimoda» во Флоренции, писателю и лектору. Человеку, давно находящемуся внутри fashion-индустрии и размышляющему о том, что с ней будет, ежедневно.
Reading time 2 minutes

После полугода пандемии можно ли уже подвести итоги урона, который был нанесен fashion-индустрии?

Размеры экономических убытков уже повсюду опубликованы. Они огромны даже для тех брендов, которым смягчить удар помогла торговля через Интернет. Однако самый большой урон нанесен моде как таковой. Люди в ней разочаровались, поэтому моде, как во времена любого исторического кризиса, для выживания потребуются инновации. В промежутке между двумя мировыми войнами Шанель и Сальваторе Феррагамо полностью изменили женскую одежду и обувь, создав новые материалы, силуэты, оттенки и предложив новый подход к моде. После Второй мировой войны Эмилио Пуччи заложил основы производства готовой одежды, известной нам сейчас как prêt-à-porter. В конце 70-х Джорджо Армани перекроил пиджаки, убрав из них подплечники, и совершил революцию в мужской моде. Девяностые должны были стать концом света, но вместо этого мир увидел авангардную моду. Я уверен, что мода возродится и на этот раз и станет еще более интересной.

«НЕ ВАЖНО, СКОЛЬКО НЕДЕЛЬ МОДЫ БУДЕТ – 5 ИЛИ 100, ВАЖНО, ЧТОБЫ ОНИ ОТЛИЧАЛИСЬ ДРУГ ОТ ДРУГА И БЫЛИ САМОБЫТНЫМИ»

Что нужно сделать домам моды, чтобы прийти в себя после кризиса?

Единого рецепта нет, ведь все бренды разные. Однако пять логичных правил, думаю, будут применимы ко всем.

1. Не стоит фокусироваться на нишах и сегментах, потому что мы живем в постдемографическую эру.
2. Нужно стремиться создавать культовые вещи, потому что люди научились распознавать фальшивки.
3. К своему бренду нужно относиться как к человеку, в котором отражается личность покупателя.
4. Рекламируя свой бренд, надо помнить, что важно не количество, а качество контента. К простой рекламе потребители относятся как к спаму.
5. Нужно не толкать, а тянуть потребителя. Стремиться вызвать интерес и желание, без них мода никому не нужна.

Как вы относитесь к дигитальным неделям моды? Являются ли они альтернативой показам «в реале»?

Мода – не только одежда, но и взаимодействие с другими людьми. Она не может существовать без тела и без эмоций, поэтому виртуальная мода ни в коем случае не заменит моду живую. Чтобы понять, как представлять моду в период карантина, нужно ориентироваться на свою аудиторию.

К примеру, студенты «Polimoda» отказались от виртуальных показов и предпочли подождать, пока они станут возможны «в реале». Недавно мы организовали инсталляцию на вилле Фавард, в кампусе «Polimoda», где студенты с помощью света и пропорций создали совершенно уникальное шоу. Но и виртуальные показы могут быть не менее успешными – на одном из них я был в составе жюри и видел, что результат оказался более чем удовлетворительным. Одним словом, можно действовать как угодно, но рано или поздно все вернется в норму.

Как неделям моды, которые проводятся «вживую», удержать внимание аудитории?

Сам факт того, что в настоящее время нет возможности проводить модные показы, подогревает к ним интерес и делает их более желанными. Эксклюзивность становится гланым фактором. Не важно, сколько недель моды будет – 5 или 100, важно, чтобы они отличались друг от друга и были самобытными. Важна уникальность, потому что до пандемии мода бесконечно себя дублировала.

1608043942836003 danilo venturi polimoda 03 ph serena gallorini

Насколько удачна, на ваш взгляд, идея проводить внесезонные показы? Стоит ли другим брендам перенять опыт Gucci?

Решение Gucci кажется мне очень разумным. Если дом моды начинает создавать, производить и демонстрировать коллекции тогда, когда считает нужным, это неизбежно становится интересным для публики, особенно если нет привязки к сезонам, полу или этнической принадлежности. Мода снова становится мостом между брендом и людьми, разделяющими его взгляды и ценности. И это не только коммерческий ход, но и четкая политическая позиция, которая поможет вернуть интерес к магазинам: людям просто станет любопытно ходить смотреть, что там нового появилось. Это эффективный способ
оставаться в фокусе и возродить интерес к моде. Повторюсь, это еще и политическая позиция, потому что нельзя забывать, сколько человек работает в сфере розничной торговли. Вопрос только, подойдет ли эта новая система всем. Пока не понятно, но лично я бы был только рад.

Какие тренды ожидают нас в ближайшем будущем?

Во-первых, произойдет переоценка ценностей в отношении высокой моды, которая станет менее престижной и более человечной. Роскошь будет заключаться не в том, чтобы демонстрировать, что у тебя есть, а в том, от чего ты решил отказаться. Простота станет высшей формой изысканности. Во-вторых, произойдет спад в fast-fashion, которая, конечно же, не исчезнет, но переключит внимание со скорости на качество. Говоря про качество, я имею в виду не только сырье и материалы, но и уважительное отношение к окружающей среде и работникам. Ну, и в-третьих, на каждый тренд, как известно, найдется контртренд, который будет обратным явлением сказанному выше, пусть и не в очень серьезных размерах.

Можно ли назвать устойчивую моду (sustainable fashion) трендом? Сможет ли когда-нибудь вся fashion-индустрия стать
устойчивой?

Все зависит от того, что понимать под устойчивостью. В каком-то смысле устойчивость как раз неустойчива. К примеру, сам по себе люкс тоже можно назвать устойчивым, потому что в его основе лежит приобретение редких и долговечных вещей, для производства которых задействованы местные производители и часто используются отходы производства – например, кожа из пищевой промышленности. Кроме того, поколение Z воспринимает устойчивость как нечто само собой разумеющееся, так же как оно воспринимает, например, технологическую революцию или культурные различия. В «Правде о моде», исследовании, которое проводили студенты «Polimoda», высказано предположение, что свобода самовыражения является обязательным условием для достижения целей, которые ставят перед собой взрослые люди, а для поколения Z это и так очевидно. Наша работа состоит в том, чтобы учить молодежь и создавать для нее благоприятную среду. И если у нас не хватит на это смелости, как не хватило у предыдущего поколения, мы снова откатимся назад.

«МОДА СНОВА СТАНОВИТСЯ МОСТОМ МЕЖДУ БРЕНДОМ И ЛЮДЬМИ, РАЗДЕЛЯЮЩИМИ ЕГО ВЗГЛЯДЫ И ЦЕННОСТИ»

О чем важно помнить молодому дизайнеру, который собирается основать свой бренд и начать карьеру в модной индустрии?

В магистратуре курса «Бренд-менеджмент в индустрии моды» я всегда задаю студентам три вопроса. Первый: изменит ли общие правила игры та бизнес-модель, которую ты хочешь использовать? Второй: как насчет аутентичности? Связан ли твой
бренд с людьми или это исключительно нарциссические идеи, которые существуют только в твоем воображении? И третье – позиционирование. Твои работы изменят чью-то жизнь или просто будут лучшей или худшей версией того, что уже существует? И только если ответом на все три вопроса является «да», есть смысл что-то начинать. Если нет – я рекомендую
еще какое-то время поработать на кого-то. Учиться и набираться опыта – не стыд, а шанс. Взять, к примеру, Александра Маккуина. Перед тем как основать свой собственный дом моды, он изо всех сил учился у других, чтобы затем, уже найдя свой почерк, успешно применить эти знания.

Каким вы видите будущее модной журналистики? Переживут ли модные журналы кризис, и правда ли, что web-платформы и социальные медиа заменят глянец?

Я думаю, fashion-журналистика приобретет еще большее значение, чем сейчас, но, скорее всего, не в той форме, к которой мы привыкли. Попробую объяснить. На протяжении десятков лет коммуникация в модной индустрии была целиком зависима от медиапланирования. Авторские материалы в журналах помещались исключительно между рекламами. Сегодня же коммуникация, в основном, перешла в онлайн, и рекламодатели оптимизируют инвестиции. Журналист в этой ситуации становится либо копирайтером, создающим слоганы для образов, либо fashion-
критиком, привлекающим внимание аудитории серьезным и глубоким анализом темы, а также потенциальным куратором мероприятий, событий, линеек продукции и т. д. Звучит вполне реально, и это уже нечто большее, чем просто журналистика.

В скором времени журналы можно будет приравнять к книгам. Они будут нести образовательную функцию – ведь просто информация и так доступна онлайн, причем бесплатно. Сильные издания смогут объединить все роли, описанные выше. Остальным придется выбирать, на что направлять свои усилия.

1608044368507714 danilo venturi polimoda 01 ph federica fioravanti

Кто ваши любимые дизайнеры?

Я слишком стар для этого вопроса. Моя личная мода заканчивается на женской линии от Александра Маккуина и мужской одежде, которую Эди Слиман создавал для Dior. Я ценю то, что было после них, мне нравятся разные бренды, но ни один из них не сравнится с моей силой любви к Маккуину и Слиману. Мне очень нравится подход Gucci и продукция Saint Laurent. У Louis Vuitton мне нравится музыка на показах, а у Pucci – бережное отношение к традициям и архиву. Мне по-прежнему нравится Margiela и Comme des Garçons, я до сих пор восхищаюсь последовательностью, с которой Слиман подходит к концепции Celine, я люблю смелые манифесты от Vêtements и так далее. Сегодня моя любовь отдана «Polimoda» – школе, которую мы развиваем так же, как развивали бы дом моды.

Есть ли у вас в гардеробе устойчивые вещи – одежда или обувь, которую вы купили несколько лет назад и продолжаете носить?

В моем гардеробе три пары джинсов, которые я ношу круглый год (две пары черных и синие), два летних пиджака, два зимних (все черного цвета), десяток белых рубашек, десяток черных футболок, пять черных джемперов, две пары черных кроссовок, две пары черных ботинок и одно темно-серое пальто. Все вещи из натуральных материалов, без какого-либо декора. Они служат мне годами, а когда что-то приходит в негодность, я просто заменяю эту вещь такой же новой. Самый старый предмет моего гардероба – кожаная куртка, которую я купил 20 лет назад. Она уже тогда была винтажной, а на бирке был указан производитель – ГДР, страна, которой больше не существует. Наверное, если бы все были такими, как я, мода была бы очень устойчивой. Или же ее не существовало бы вообще.

 

ФОТО: SERENA GALLORINI

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ