Lifestyle

Семь свадеб для любимой

На момент нашей встречи с живущей между Россией и Латвией абсолютно сумасшедшей в самом прекрасном смысле этого слова парой – лидером группы Lanskoy & Co., композитором и продюсером Дмитрием Ланским и его женой, режиссером Екатериной Ланской-Сапожниковой, за плечами у ребят было 14 лет жизни бок о бок и шесть (!) свадебных обрядов. Каждый из которых достоин если не отдельного фильма, то уж яркого клипа точно. Однако с семьей, которая превращает в приключение даже получасовую прогулку с собакой, простой беседы получиться не могло. И интервью плавно переросло в… седьмую свадебную церемонию, прошедшую в Этнографическом музее в соответствии со старинными латышскими традициями. И, конечно, с эксклюзивной фотосъемкой специально для L`Officiel Wedding.
Reading time 2 minutes

Катя и Дима много работают, успевая при этом на неистовых скоростях перемещаться по миру, воспитывать дочку и сына, невыносимо вкусно жить и светиться изнутри каким-то особым светом, делясь им со своими близкими и друзьями.

Музыкальный проект Lanskoy & Co. и его солист хорошо известны по песням из популярных российских сериалов «Физрук», «Филфак» и «Адаптация», в качестве музыкального продюсера Дима участвовал в создании сериалов «Сладкая жизнь», «80-е», «Реальные пацаны», «Бедные люди» и других. Совсем недавно Ланской стал музыкальным продюсером и композитором комедии Алексея Нужного «Я худею» с участием Сергея Шнурова, Александры Бортич и Ирины Горбачевой, вышедшей в прокат в марте этого года.

Катя много лет отдала телережиссуре, работала на Первом канале, в компании АРТЕС и у Игоря Крутого в холдинге «АРС», делала рекламу и клипы для российских звезд и сериалы для MTV. В сотрудничестве с Rīgas Filmu Studija этим летом она планирует снять в Латвии детский игровой фильм, а также продолжить цикл программ «В поисках счастья» – философских и жизненных диалогов с интересными и известными людьми.

Есть у Ланских и общий план – создание ультрасовременного digital-проекта в стиле сериала «Мозаика» Стивена Содерберга совместно с компанией GoodStory media. На российском телевидении подобного опыта еще не было. Сериал будет выпущен в виде интерактивного мобильного приложения, при помощи которого зрители сами смогут выбрать, как продолжить сюжет.

Не отстают от родителей по части планов и успехов и дети. Старшая дочь София учится в музыкальной школе имени Эмиля Дарзиня по классу арфы, в марте этого года ее выступление открывало гала-концерт латвийского конкурса «Восходящие звезды», проходящего под патронажем известного музыканта и искусствоведа Михаила Казиника. Этой чести девочка удостоилась как победительница прошлого года. На Международном конкурсе щипковых инструментов в Юрмале, проходившем нынешней весной, София заняла первое место, а также стала финалисткой конкурса молодых исполнителей «Таланты Инесе Галанте». Младший сын Ланских Платон увлекается поэзией и даже выиграл конкурс чтецов, а также готовится к поступлению в музыкальную школу по классу ударных и маримбы.

Про то, как сложилась эта необычная семья, Катя с Димой рассказывали мне взахлеб – иногда споря и не сходясь в версиях, иногда продолжая друг друга с полуслова, но ни на минуту не переставая быть единым целым. Как живут, так и говорят.

Испытание титаном

Дима: Катю я впервые увидел, когда она пришла в ночной клуб, где я праздновал день рождения. Мы не были знакомы, но она побежала через весь зал и прыгнула ко мне на шею. Практически с ногами.

Катя: Это версия Димы. Я не помню, чтобы я прыгала как обезьянка (Смеется.Прим. авт.). Зато помню, что, когда мне показали именинника, рядом с тем местом, где он стоял, вдруг начала рушиться пирамида бокалов. Я как режиссер мгновенно оценила мизансцену. А потом – и Диму. И в голове почему-то промелькнула мысль: «Какой красивый! Такой муж мне бы подошел».

Дима: Оказалось, что у нас очень много общих знакомых. Например, на дне рождения у меня был кинорежиссер Гриша Константинопольский, с которым Катя тоже очень дружила.

Катя: С этого момента мы постоянно начали оказываться где-то рядом. Как будто пространство сталкивало. Случалось, подолгу разговаривали. Нам было друг с другом очень интересно. Но личная жизнь у нас на тот момент у каждого была своя, да еще и очень бурная.

Дима: А потом случился переломный момент. Катя с подругой ехали к нашим друзьям в гости. Две хрупкие девушки в маленькой машинке, проливной дождь. Автомобиль закрутило в водном потоке, и он врезался в бетонный столб рекламного щита.

Я узнал том, что произошло от нашей знакомой, помчался в больницу. Катя лежала в приемном отделении на каталке, прикрытая простыней, и эта простыня была вся красная от крови. У нее было раздроблено плечо, осколками стекла порезало лицо. Не дай бог пережить такие вещи никому, но они достаточно быстро расставляют точки над «и» в жизни. Сразу понимаешь, что важно, а что – нет.

Катя: Дима был первым, кого я увидела, когда пришла в себя. И лицо у него было такое, что я за него испугалась. Чтобы хоть как-то развеселить, предложила побороться на кулачках. Подняла единственную руку, которая шевелилась. От этого он стал еще серьезнее, и я поняла, что, наверное, со мной все не очень хорошо. Впрочем, моей серьезности хватило ненадолго. Я в тот момент работала на «Новой волне» и, узнав, что нужна операция, начала донимать врачей: «Режьте, режьте меня быстрее! Мне нужно в Юрмалу!» Они только брови поднимали: «Да, сильно девочка головой ударилась!»

Дима: Потом Кате понадобился штифт из титана нестандартных размеров – девушка-то хрупкая. Достать его было непросто и достаточно затратно. Нам с этим очень помог Катин друг, продюсер Дмитрий Гройсман, большое ему за это спасибо.

Через месяц Катю выписали – вместе с подругой, у которой была еще более сложная травма на тазобедренном суставе. Они оказались вдвоем в квартире: одна на костылях, другая – с «куриной лапкой». Пришлось взять шефство.

Катя: У Димы на тот момент закончились его предыдущие отношения, а у меня наоборот намечалось достаточно серьезное событие в личной жизни. Но человек, с которым я планировала играть свадьбу, отреагировал на мою историю так: «Я сейчас приехать не могу. Но ты же там не умираешь? У тебя есть родные, миллион друзей. Уверен, ты справишься». Конечно, после этих слов про свадьбу я уже не думала.

Потом у нас с Димой и нашими друзьями случилась общая поездка в Индию. Я из нее вернулась раньше, позвонила маме из аэропорта и узнала, что умер мой папа. Мы с ним были лучшими друзьями, и для меня это была огромная потеря. Дима тогда звонил мне из Индии каждый день, мы подолгу разговаривали, и он находил какие-то такие правильные слова успокоения, что я в первый раз всерьез задумалась о наших с ним отношениях. И поняла, что один мужчина, много значивший в моей жизни, ушел, но зато пришел другой.

«Вау» в Лас-Вегасе и благословение слона

Дима: Первый брак у меня не сложился, и я не спешил жениться снова. Но так получилось, что после возвращения из Индии мы стали жить вместе. Потом у меня произошла очередная паническая атака по поводу семейной жизни, и я на месяц сбежал. Но вернулся – побыв наедине с собой, понял, что дергаться уже не надо. (Улыбается.Прим. авт.)

Спустя какое-то время наш знакомый устроил день рождения дочери одного состоятельного человека, после которого все приглашенные, в том числе и мы с Катей, полетели в Лос-Анджелес на встречу с рэпером Ашером, так как именинница была поклонницей рэп-культуры. Попутно мы все это снимали. Слетали на несколько дней и в Лас-Вегас. И там нас вдруг осенило: «Здесь же женятся!»

Катя: Мы спросили в отеле, где тут свадьбы играют. Темпераментная портье-мулатка поинтересовалась: «Вы хотите, чтобы было «вау»?» И со всей латиноамериканской страстью изобразила это «вау» лицом. Мы засмеялись: «Да-да, именно так!» Оказалось, что нужно ехать в небольшую часовню на окраине Лас-Вегаса, где свадебные обряды проводит священник. В часовне же выяснилось, что нужно еще и разрешение на заключение брака от судьи. Но не бросать же все на полдороге? Поехали за разрешением. Хотя у нас все равно не было ощущения, что женимся на всю жизнь – мы воспринимали все это как игру.

В суде мы наткнулись на очередь из женихов и невест, разодетых кто под Элвиса Пресли с Мэрилин, кто еще как. Мы среди этих ненормальных парочек оказались самой нормальной. В часовне же все прошло очень камерно. Пришли, установили камеру, которая у нас была с собой, нажали «REC» – и к алтарю. Потом отправились праздновать – есть сэндвичи с тунцом в «Subway».

Дима: Вторая свадьба у нас случилась на Гоа, куда мы отправились вместе с нашими мамами и друзьями. У нас там жили знакомые, владельцы маленького кафе, похожая на нас парочка. Он занимается водным поло, огромный ирландец, а она – маленькая индонезийка, замечательный целитель. Они гостили у нас в Москве и в благодарность предложили вместе со своим приемным сыном-индусом устроить для нас свадьбу в ведических традициях.

Катя: Мы, конечно, согласились. Для свадьбы построили специальный помост, пришел брамин с храмовым слоном (кстати, слон добирался до места торжества три дня). Это непередаваемое ощущение – когда огромное животное, благословляя, кладет тебе хобот на голову. В общем, получилась настоящая индийская свадьба – такая, какую играют в местных деревнях.

По просьбе бабушки

Катя: Потом мы побывали в Гималаях, где наши друзья-тибетцы тоже устроили для нас небольшую брачную церемонию. От нее осталась только одна фотография – уж очень все было атмосферно, про снимки мы просто не думали. И в итоге свадеб накопилось уже три. Но, когда мы вернулись в Москву, моя бабушка устроила скандал: «Я вообще не поняла, будет свадьба для родственников или нет? Лично я ни на одной еще не была!» Бабушки в 80 лет умеют убеждать, и мы решили обвенчаться по православному обряду.

Дима: Но без штампа из ЗАГСа обвенчаться было нельзя.

Катя: Мы подумали, что сейчас быстренько все сделаем – как в Лас-Вегасе. Но не тут-то было! Зашли в Грибоедовский ЗАГС – первый открывшийся в Москве Дворец бракосочетаний. Сидим в очереди, и тут выходит тетечка с традиционным начесом на голове и говорит Диме: «Кепку сними!» А нам в этот момент было уже по 28 лет, хоть мы и выглядели на 18. И внутренне мы уже не очень были готовы терпеть тетечек, обращающихся к нам без «здравствуйте» и на «ты».

Дима: На самом деле она достаточно хамски разговаривала, а я возьми и ответь: «Парик сними!»

Катя: (Смеясь. Прим. авт.) В общем, выбежал охранник, и нас вывели под ручки из этого «священного» места. Потом мы попытались подать заявление по месту прописки. Но этот ЗАГС одной стеной примыкал к Храму святой Матроны Московской, молитва в котором по поверью творит чудеса. И поэтому подавать заявление в этот ЗАГС тоже считается очень удачным. Там летом нас могли записать только на 25 декабря. Правда, тут же какой-то человек отвел в сторонку и за бешеные деньги предложил купить место в очереди. Но криминальные истории – не наш жанр.

Дима: В итоге неожиданно нас согласились расписать через неделю в еще одном из самых центральных московских ЗАГСов, Тверском. Видимо, потому что он находится во дворике, там не было очереди. После предыдущих попыток мы сначала даже ушам своим не поверили.

Катя: Там мы тихо, только со свидетелями, получили долгожданный штамп. А главным праздником стало венчание в московском Храме в честь иконы Божией Матери «Нечаянная радость». Священник нам рассказал, что это один из немногих храмов, который в Москве не был закрыт в годы советской власти. По легенде – потому, что находящаяся в нем икона помогла зачать ребенка жене одного из высокопоставленных политиков.

Дима: Венчание выпало на 09.09 2007-го года. Если цифры года сложить, тоже получается «девятка», которая у индусов означает стабильность. Мы решили – о’кей, это нам подходит.

В шаге от людоедов

Катя: А шестая церемония состоялась в индийском штате Тамил-Наду, куда мы поехали в гости к замечательному художнику, брату нашего друга. У нас была мечта попасть туда, где живут самые дикие племена в мире – на расположенные поблизости от штата Андаманские острова. Их жители поселились там около 70 тысяч лет назад и до недавнего времени вообще не знали о существовании другой цивилизации.

Дима: На некоторых островах живут самые настоящие людоеды, о чем нас заранее предупредили: «Если вы решите к ним поплыть на лодочке – это ваш собственный выбор. Они любого нового персонажа воспринимают, в первую очередь, как еду».

Катя: Перед поездкой на остров наш знакомый «на всякий случай» отвел нас к местному старцу-отшельнику. И тот неожиданно предложил нас опять поженить – прямо в пещере, где он жил. Мы засмеялись: «У нас и так уже пять свадеб было». На что он вполне серьезно ответил: «Вообще хорошая цифра – 18, так что еще одна вам не помешает». Так мы «закрепили эффект» в шестой раз.

ДВА СОЛНЦА ПОД СОЛНЦЕМ

Седьмая, латвийская, свадьба Димы и Кати выпала на 29. 04. При сложении цифр даты получилась шестерка – количество предыдущих свадебных церемоний этой пары. Было единогласно решено считать это совпадение счастливым. А еще в Риге это был первый по-настоящему теплый, уже даже не весенний, а летний день. С ласковым солнцем, которое светило для двух солнц, слившихся в одно Седьмая, латвийская, свадьба Димы и Кати выпала на 29. 04. При сложении цифр даты получилась шестерка – количество предыдущих свадебных церемоний этой пары. Было единогласно решено считать это совпадение счастливым. А еще в Риге это был первый по-настоящему теплый, уже даже не весенний, а летний день. С ласковым солнцем, которое светило для двух солнц, слившихся в одно.

1552383618379890 lanskije latvija 91552383641622859 lanskije latvija 1
1552383641901378 lanskije latvija 21552383642077605 lanskije latvija 3

Текст: Карина Эванс

Фото: Том Норде, из личного архива героев

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ