L'Hommes

Драйв и терпение Кирилла Кяро

Слава к российско-эстонскому актеру театра и кино Кириллу Кяро пришла после выхода на экраны сериала «Нюхач». Сегодня он очень востребован. Кажется, что Кирилл всегда был таким успешным и звездным, но это не так – по окончании Театрального училища имени Бориса Щукина он едва не сдался, вернувшись после неудачного московского опыта в родной Таллин. Но бойцовский характер снова привел его в Москву.
Reading time 1 minutes

Кирилл, в роду Кяро есть еще один актер – Волли, ваш двоюродный дядя. Это благодаря его влиянию вы стали актером?

Волли Кяро действительно очень известный эстонский актер старшего поколения. Но мы с ним познакомились, когда я уже работал в Русском театре Эстонии и оказался на гастролях в Раквереском театре.

Помню, говорили, что мы только вдвоем в нашей большой семье Кяро «отщепенцы» – актеры. Все остальные – люди простые. Мой папа – моряк, мама работала воспитателем в детском саду. На мой выбор повлияла случайность – когда учился в последних классах школы, увидел объявление о наборе в театральную студию при Русском театре, решил пройти конкурс и уже после первого тура загорелся – понял, что хочу выходить на сцену. Хотелось слегка прикоснуться к театральной жизни, но заниматься этим постоянно я не собирался.

Почему же тогда решили поступать в театральный институт, да еще в Москве?

На меня оказали большое влияние педагоги театральной студии – Владимир Лаптев и Евгений Власов. Власов – щукинский выпускник, Лаптев– из ГИТИСа, но тоже всегда советовал поступать в «Щуку». И потом Москва – это же театральная Мекка, там несколько сотен театров.

Кто-то однажды сказал: «Если быть артистом, то в Москве». Я не совсем с этим согласен, но тогда были такие настроения. Конкурс был около ста человек на место, а я все равно прошел. Обрадовался, успокоился, но преподаватели дали нам понять, что этим все не заканчивается – надо очень много работать, поскольку с курса, а это 30 человек, до диплома дойдут не все. Так и получилось, когда мы заканчивали, нас оставалось 18 человек.

После окончания училища вы несколько лет прослужили в Московском драматическом театре под руководством Армена Джигарханяна, а потом вернулись в Таллин. Почему?

Дипломы мы получали в 1997 году, а это было не самое лучшее время для актерства: кино практически не снималось, труппы театров были переполнены. Я был очень рад, когда попал в театр Джигарханяна, потому что считал Армена Борисовича человеком, у которого есть чему учиться. Однако спустя два года я понял, что безвылазно сижу в театре на мелких ролях – не сыграл ничего серьезного, получаю маленькую зарплату и теряю драгоценное время. Это был очень большой слом. В училище ты как в творческом аквариуме, постоянно куда-то движешься – это очень подпитывает, но когда попадаешь в большую жизнь и понимаешь, что за два года ты вообще не вырос – это просто убивает. Я настолько перестал себе нравиться, что решил вернуться к истокам, к ощущению себя, с которым поступал в училище. Вернулся в Таллин, поступил на службу в Русский театр Эстонии и начал, наконец, играть серьезные роли.

Не боялись найти себя в Таллине, но окончательно потерять в Москве?

Когда я возвращался в Эстонию, с Москвой не прощался. У меня был внутренний срок, дольше которого нельзя было оставаться дома. Когда прошло пять лет, я начал постепенно возвращаться, стал жить между двумя городами. А спустя еще два года меня поставили перед выбором – либо Таллин, либо Москва. И я вернулся, но был уверен, что два раза в одну реку не входят, поэтому поехал в Петербург. Организовал проект подготовки артистов из Эстонии по разным направлениям, например, по речи. Параллельно пытался разузнать, чем живет театральный Петербург.

А потом судьба сама все решила за меня: театр в Таллине закрывался на ремонт, планировались сокращения. И в этот момент мой однокурсник Антон Макарский предложил восстановить наш дипломный спектакль, чтобы ездить с ним по России. Я эту идею с удовольствием подхватил, вернулся в Москву и понял, что приехал домой, что это мой родной город.

До триумфа в фильме «Нюхач» вы сыграли множество маленьких ролей. Тяжело было дожидаться своего звездного часа?

Нет, я просто работал, многие роли меня радовали, были мне интересны. Хотя после съемок в «Ликвидации» было сложно – работы вообще не было, интересных режиссеров тоже. Когда ходил на кастинги, моим козырем была учеба в Щукинском училище, но как только заходила речь о сыгранных ролях, почти нечего было рассказывать. Поэтому я ввязывался в любые проекты. Список увеличивался, стали появляться роли второго плана, а с ними – надежда. Терпение и вера – главное в нашей профессии. И вот однажды мне прислали сценарий фильма «Нюхач». Это стало моей удачей. Хотя поволноваться, прежде чем меня утвердили, пришлось. Пробы заняли почти все лето, затем сняли две серии и следующие полгода мы просто ждали, когда начнутся съемки. В то время я понял для себя две вещи: надо любить пробоваться на роли и ничего от этого не ждать.

 

Сложно было учить специальную терминологию, которой пользуется ваш герой?

Очень – это же не живой язык обычного человека, а энциклопедические знания, научные понятия. Но для Нюхача этот язык естественный и нужно было говорить на нем обычно. Поэтому в «Нюхаче» я впервые начал зубрить текст. Чтобы сначала запомнить, а потом уже поверить в то, что я говорю.

 

Каково было проснуться знаменитым после премьеры «Нюхача»?

Все было очень плавно. Мы сняли первый сезон, прошел год, я в это время работал в других проектах. Затем начались съемки второго сезона, и только тогда на Первом канале стали показывать «Нюхача». Это было очень опасно – снимать второй сезон, когда первый еще не показали и не понятно, примет его зритель или нет. Но, слава богу, все сложилось.

Узнавать меня начали еще до «Нюхача». Вначале я был человеком, который кого-то напоминает, и меня часто спрашивали: «А не встречались ли мы раньше?» Потом люди стали понимать, что я артист, но ни фильмов, ни тем более фамилии не помнили. А после «Нюхача» стали называть по фамилии, а иногда – даже по имени и отчеству. Мне писали в соцсетях, и я поначалу пытался всем отвечать. Но потом понял, что если не остановлюсь, только этим и буду заниматься.

Какие у вас отношения с модой – одежду каких дизайнеров и какой стиль предпочитаете в повседневной жизни?

Когда снимался в «Нюхаче», полюбил пиджаки и особенно пальто до колен. Но я не гонюсь за модой. Мне нравится простая и удобная одежда casual, вплоть до спортивной. С удовольствием ношу одежду российских дизайнеров, но бренды не назову – это, в основном, люди, работающие в кино, для которых одежда – хобби. Хорошей спортивной, зимней и летней обувью меня сейчас снабжает итальяно-британская компания Jog Dog. А еще недавно я познакомился с начинающим модельером из Эстонии Ольгой Жуковой. Она пробует создать свою марку и хочет со мной сотрудничать. Спортивный костюм, который она разработала, оказался очень удобным.

 

Кстати, какие отношения у вас со спортом?

Хорошие. Лет пять назад понял, что если не поддерживать форму, теряется пластичность. Сейчас хожу в бассейн, тренажерный зал, люблю играть в сквош. Мечтаю найти время, чтобы заняться боксом. Для себя, конечно. До поступления в театральное училище я был в сборной Эстонии по карате – тогда в моде были восточные единоборства. Единоборства развивают концентрацию, что очень важно для моей профессии. А вообще от занятий спортом я получаю удовольствие.

 

А какой парфюм любит «нюхач»?

Armani Mania – нашел этот запах лет десять назад с помощью Юли. Во-первых, он ей очень понравился, а, во- вторых, я на себе его не слышу. Значит, он мне подходит. Я вообще много чего люблю от Armani – очки, хотя есть у меня еще от Prada и Dolce&Gabbana, пиджаки, плащи.

В каком проекте вы сейчас заняты?

Начали снимать фильм-катастрофу «Вонгозеро» по мотивам романа Яны Вагнер. Это история про то, как некий вирус поглотил Москву, становится понятно, что болезнь поражает все новые и новые территории и нужно спасаться. Это кино о том, как воспитанные интеллигентные люди за десять дней могут преобразиться до неузнаваемости, но при этом анализируют свои действия и пытаются сохранить в себе человечность. Очень интересный проект с целой армией хороших артистов. Но быстро фильм на экраны не выйдет – следующие съемки возобновятся через год. Нужна фактура – зима, а она уже заканчивается. Весной будут другие проекты, но пока говорить о них рано.

Текст: Александр Миров

Фото: KrapivaKrapiva @krapivakapiva/Instagram, со съемок для бренда IQ GLASSES / www.iq-glasses.ru

 

Tags

lhommes

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ