Литовский Джеймс Бонд
L'Hommes

Литовский Джеймс Бонд

«Вылитый агент 007!» – первое, что пришло мне на ум, когда мы встретились в Москве с актером и моделью Нериюсом Манкусом.
Reading time 2 minutes

Помимо российского у него есть и литовское гражданство, а еще трое детей от двух женщин. Как и Джеймс Бонд, он не может устоять перед красотой слабого пола и часто заводит романы. «У меня все в жизни из-за женщин», – признается Нериюс.

 

Вы родились в Литве, в школе учились в Энгельсе, в консерватории – снова в Литве, потом оказались в Москве. Что определило такие обстоятельства перемены мест?

Обычная житейская история: я родился в Литве, когда пошел во второй класс, родители развелись. Моя мама – русская, поэтому уехали жить к бабушке под Энгельс. Когда переехали, я практически не говорил по-русски, так что в первый год мне было непросто. Тем более, что у меня были слегка удлиненные волосы. В Литве это было обычным делом, а в России всех коробило. Однажды директор школы спросила: «Что это за волосы? Как тебя зовут, Наташа? С такой прической я могу звать тебя только Наташей». После этого бабушка отвела меня в парикмахерскую и я стал таким же, как все.

 

Вы прожили в России почти 10 лет, почему потом поехали в Вильнюс – поступать в Литовскую государственную консерваторию?

Я тогда только-только отслужил срочную службу в Советской армии – был в спецвойсках в Африке. В Эфиопии шла война, и мы помогали Менгисту Хайле Мариаму. Не воевал, но прямо как герой Бодрова в фильме «Брат», «в штабе писарем сидел». (Смеется.) Связистом был.

А в Вильнюс поехал, чтобы закрепиться там – Союз тогда стал трещать по швам, было ощущение, что нужно выбирать, где жить. Я выбрал, приехал, поступил на актерский факультет, но доучиться не смог. Мама осталась в Энгельсе одна, и ей очень нужна была моя помощь. А друг в Саратове как раз организовал охранное предприятие и позвал меня к себе. Мы закончили детектив-колледж при Школе милиции, учились рукопашному бою, стрельбе, получили дипломы. Потом, так сложилось, перевозили компьютеры, телевизоры и видеомагнитофоны из Москвы в Саратов. Зарплату я получал большую, миллионы рублей. Но и переделки случались. Однажды, когда мы везли наличку, попал в засаду – нас расстреляли в прямом смысле слова. Меня ранили – пуля прошла навылет через ногу, да еще и голову разбили пистолетом. Выжил чудом.

ГЛАМУРНЫЙ ОХРАННИК И МУЖ НА ЧАС

А как вы оказались в Москве?

Из-за женщины, с которой познакомился в поезде «Вильнюс–Москва». У меня вообще все в жизни из-за женщин… Мы начали перезваниваться в тот момент, когда мобильники были еще в диковинку, и каждый звонок был событием. Знакомство продолжалось год, и в итоге она убедила меня переехать. В Москве я быстро понял, что никому не нужен, если не найду свою нишу. Устроился работать в охрану в крупный бизнес-центр, дневал и ночевал там, брал на себя все свободные смены. Был самым «гламурным» охранником – длинные волосы пришлось подстричь, но укладку я делал модную.

Начальство пыталось заставить меня стать таким, как все, их коробило, что я выделялся, но в итоге руководству мой стиль понравился, и меня назвали примером того, как должен выглядеть современный европейский секьюрити. Правда, спустя три года меня без объяснения причин уволили, и я пошел работать «мужем на час».

 

В смысле – делать мелкие ремонты?

Да, ходил по квартирам – чинил сантехнику, вешал люстры. В 38 лет. И тогда уже другая женщина – мать моих двух дочерей, с которой мы, правда, уже расстались (говорю же – все из-за женщин), уговорила меня сделать портфолио и отнести снимки в модельные агентства.

И вот я на очередном объекте – плинтусы прикручиваю, сверлю дырки, а мне звонят и предлагают прийти на кастинг. Руки в ранах, под ногтями – цемент, волосы – в пыли, через плечо – сумка с перфоратором. Но, как только сумма гонораров за съемки в рекламах стала перевешивать зарплату «мужа на час», я сделал выбор в пользу модельного бизнеса.

ШПИОН С ТРУДНОЙ СУДЬБОЙ

А как вы успели окончить Театральный институт имени Бориса Щукина?

Актерское мастерство, которое я осваивал в Вильнюсе, мне очень пригодилось в модельном бизнесе, но чувствовалось, что чего-то не хватает. В театральные институты в моем возрасте уже не брали, но я попал на актерские курсы для взрослых в Театр-школу «АктэМ». Моей первой ролью там стал мистер Смит в спектакле по пьесе Эжена Ионеско «Лысая певица». Второй – роль в «Любовнике» по Гарольду Пинтеру, третьей – роль Сэма в «Централ-Парк Вест» Вуди Аллена. Последние два спектакля мы играем до сих пор. Только после этих ролей я стал учиться в Щукинском училище сценическому движению у профессора Андрея Борисовича Дразнина. Теперь со своим дипломом и я могу преподавать, но это не мое.

А что ваше?

Я могу и хотел бы много сниматься, но пока в кино серьезных ролей не было. Сыграл в нескольких сериалах и авторском кино, но роли были эпизодические и какие-то однотипные – или герой-любовник, или муж-изменник, или американский шпион. И обязательно плохо заканчиваю. (Смеется.) Да, стоит мне надеть костюм или смокинг, мне тут же начинают говорить: вылитый Бонд, ты должен его сыграть, езжай покорять Голливуд! В принципе не спорю, но подожду, пока меня разглядит стоящий режиссер этой саги. (Улыбается.)

 

А кто из агентов 007 вам больше всего нравится?

Только Дэниел Крэйг. Шон Коннери тоже был неплох, но все-таки мягковат, хотя, впрочем, и время, когда он снимался в этой роли, было другое. А Крэйга хорошо слепили, он отлично поднимает градус фильма.

ТРЮК БЕЗ ДУБЛЕРА

Какие съемки в рекламе стали для вас самыми трудными?

Физически нелегко пришлось на съемках рекламы пельменей. По сюжету я в смокинге «а- ля Джеймс Бонд» прыгал в стеклянную витрину, разделенную на маленькие квадратики, которые при соприкосновении должны были взорваться. Работал без дублера. Вроде бы все просто, но попасть в первое стекло я не успел – каскадеры слишком рано меня дернули за страховку. Со второго раза все получилось, но взрывами стекол мне изрезало весь смокинг, а из ран на ногах сочилась кровь. К счастью, лицо не пострадало. Но мне все равно было очень интересно исполнять этот трюк.

Вы считаете себя красивым?

Нет, но окружающие убеждают меня в этом. И когда это говорят не папа с мамой, не один и не два человека, а десять, двадцать, сто – сложно не поверить. Еще я часто слышу фразу: «От тебя детей надо рожать». И сравнения с Аленом Делоном в молодости. Если честно, не знаю, как к этому относиться.

 

Судя по портфолио, вы в прекрасной форме. Как удается ее поддерживать?

Не курю и никогда не курил. Крепкие алкогольные напитки не пью, могу выпить один, максимум два бокала хорошего вина за ужином. У меня дома есть тренажер, и я стараюсь час с небольшим в день бегать. Так, чтобы до десятого пота. Не всегда хочется, но я склонен к полноте, люблю вкусно поесть и понимаю, что каждый лишний килограмм будет катастрофически заметен. Можно сказать, что веду постоянную борьбу с весом.

СЛАБОСТИ БРУТАЛЬНОГО МУЖЧИНЫ

Одежду каких дизайнеров и какой стиль вы предпочитаете в повседневной жизни?

Обычный городской casual. Когда-то, когда денег не было, носил все такое серое, невзрачное, чтобы подольше не было заметно потертостей, а когда только открылись секонд-хенды в Литве, начал привозить оттуда яркие вещи – брюки, свитера, пиджаки. Но любовь к ярким вещам со временем прошла, сейчас предпочитаю только яркие акценты – например, нестандартного оттенка носки. В Москве одеваюсь в Scotch&Soda, Pepe Jeans, Diesel, Massimo Dutti. Остальные бренды зашкаливают в цене, а переплачивать не хочется. В Литве покупаю одежду Salvatini и Takeshy Kurosawa.

 

Есть ли у вас слабости, связанные с модой?

Наверное, часы – их у меня штук двадцать. Я отношусь к ним не как к аксессуару, а как к дополнению образа. Все кварцевые, в основном – Diesel и Fossil. Есть брутальные, есть casual – под костюм.

 

Главные качества настоящего мужчины и настоящей женщины, на ваш взгляд?

Мужчина должен отвечать за свои слова поступками, быть физически развитым, смелым, готовым к самопожертвованию. И защитником всех, кто слабее его. А еще он должен иметь чувство юмора и уметь посмеяться, в первую очередь, над собой. Женщина же, на мой взгляд, должна быть хорошей матерью, любить своего мужчину и слушать его. Я отнюдь не «домостроевец», но считаю, что «женщина-шея» – однозначно лучше, чем «женщина-голова».

 

 

Текст: АЛЕКСЕЙ СТЕФАНОВ

Фото: Антон Соколов, из личного архива героя

Фото: Владимир Тимчук, из личного архива героя

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ