L'Hommes

Максим Егоров: «IT-технологии вернут человека себе»

Первые ощущения в офисе Accenture Latvija – слегка футуристические. Для получения гостевого бейджика ищешь свое имя в списке на тачскрин-экране, а потом на нем же и оставляешь электронный автограф. Дальше – еще удивительнее.

В совсем небольшом кабинете главы компании Максима Егорова в центре стола – огромная коробка с садовой черникой. Подарок от школы в Мадоне, которой Accenture Latvija помогает с обучением будущих программистов. Беседа с Максимом все расставляет по местам: единство двух, казалось бы, противоположностей – современных IT-технологий и веры в талантливых людей – и есть секрет успеха одной из самых быстро развивающихся компаний страны.

Текст: Карина Эванс

Фото: Andrey Losevich/www.osy.lv

СПРАВКА

Accenture Latvija – консалтинговая компания, оказывающая услуги организациям по всему миру в сфере внедрения IT-технологий, стратегического планирования, аутсорсинга, управления взаимоотношениями с клиентами, логистическими процессами и персоналом.

Год основания в Латвии – 2002-й.

Количество сотрудников – 1200 человек.

Оборот предприятия за финансовый год с 1 сентября 2015 года по 31 августа 2016 года – 45,17 млн евро, прибыль за этот же период – 2,18 мдн евро.

Инвестиции в проект по обучению школьников программированию Start (IT) – около 500 000 евро.

«Латвия сейчас как выпускник университета с дипломом, размышляющий, что делать дальше. И это как раз та точка, когда можно начинать что-то строить заново»

Американский «вирус»

Что повлияло на ваш выбор профессии?

В 15 лет я год проучился в школе в США. Жил в семье, глава которой, Майкл, был директором завода. Я видел, как он с помощью компьютера управляет заводом, выпускающим сложнейшую сельскохозяйственную технику, с оборотом около 100 миллионов долларов в год – по американским меркам не самым большим, но и не самым маленьким.

Майкл был очень интересным человеком – из поколения Вудстока и «детей цветов». Он и в бизнесе предпочитал либеральные методы управления, которые редко кто выбирает. Жестко контролировать все значительно проще, но, чем больше ты контролируешь, тем больше творческого потенциала убиваешь в людях. Думаю, Майкл меня как личность заразил всем сразу – и IT, и бизнесом. Ведь заражаемся чем-то мы именно от людей.

После Америки мне нужно было подтянуть математику, я стал искать репетиторов и нашел их на кафедре алгебры ЛУ. Там я столкнулся с бесконечным и прекрасным миром моделей. На кафедре были человек 6-7, со стороны похожие на безумных профессоров из кино, которые эти модели видели. Я чуть-чуть в этом понимал сам, и мне этот мир показался интересным. В итоге поступил на физмат.

Потом, правда, оказалось, что я не могу заниматься математикой как наукой. Хороший математик – это врожденная медитативность и ум, который не пытается охватить много вещей одновременно. У меня же психика устроена так, что мне все время нужно что-то делать. Так я и выбрал программирование.

Как вы заработали первые деньги?

В США косил газоны, а когда вернулся, нашел первую постоянную работу – преподавателем английского в частной школе. Учил языку детей 7-9 лет, как это часто бывает в частных школах, достаточно разбалованных. Зажимать их было нельзя, дисциплины они не понимали, и я два года осваивал навык заинтересовывать и структурировать одновременно.

Фактически это был ваш первый опыт руководства. Понравилось?

Больше всего – ощущение от возникновения того, что по-английски называется «emerging order». Когда какой-то порядок или логика появляются как бы ниоткуда, из самого процесса. И насаждение правил извне этот процесс только тормозит. Любое сообщество должно само увидеть, что что-то работает, а что-то – нет, а руководитель должен дать возможность эти вещи понять, не встревая куда не надо.

«Будущее создают люди, которые сегодня просто активно работают и зарабатывают для своих детей. Наша миссия – помочь им встретить волну технического прогресса и научить серфовать так, чтобы выплыть»

Страна-выпускник

В масштабах нашей страны вы наблюдаете процесс «возникающего порядка»?

Я очень позитивно смотрю на возможности Латвии. И считаю, что в целом у нас все хорошо. Страна сейчас как выпускник университета с дипломом, размышляющий, что делать дальше. И это как раз та точка, когда можно что-то начинать строить заново.

Смотрите, мы с вами сейчас беседуем в бывшем помещении завода ВЭФ. Да, его закрыли, но сегодня уже, наверное, бессмысленно рассуждать, было ли это решение правильным. На этой территории есть офис Accenture Latvija, где работают 1200 человек. Рядом с нами находится MikroTik – одна из крупнейших в Латвии компаний по продаже сетевого оборудования. Она была основана в 96-м году, и сегодня у нее есть деньги на то, чтобы купить приличный кусок бывшей территории завода (чистая прибыль компании MikroTik на 2015 год составила 61,37 млн евро. Прим. авт.).

Да, безусловно, не все отрасли у нас развиваются так же хорошо, как связанные с IT. Но это естественный процесс. Возьмем недавний кризис, когда все понабрали кредитов и хотели заработать на недвижимости. Можно ли было его остановить? И нужно ли было? С точки зрения теории «возникающего порядка» единственным способом дать понять большому количеству людей, что, когда ты берешь кредит, нужно считать и трезво оценивать свои доходы и расходы, был этот кризис.

Или, например, избрание президентом США Дональда Трампа. Я не его поклонник, по части американской политики – демократ и большой фанат Барака Обамы, но считаю тот факт, что Трамп стал президентом США, положительным. Ту часть общества, которая выбрала Трампа, не слышали. И у этих людей не было другого выхода заставить себя услышать, кроме как выбрать президентом человека, который объяснит их позицию всему миру так, что его нельзя будет игнорировать. Для остальных, в том числе и для меня, это было, наверное, единственным способом понять, насколько болезненна глобализация для определенной части западного общества.

«Самый большой дар любому руководителю от Бога – возможность наблюдать жизненные пути разных людей. Это обогащает невероятно»

Бизнес на доверии

Как появилась компания Accenture Latvija?

Когда латвийский IT-рынок зародился, он был сфокусирован на внутреннем потреблении – после развала СССР пришлось внедрять системы с нуля. Было много интересной работы, но через 10–15 лет она кончилась. В какой-то момент я понял, что если дальше хочу заниматься IT, нужно либо экспортировать, либо уезжать. Уезжать мы с женой не хотели, и тогда сложилась модель Accenture Latvija: здесь мы свои услуги не продаем, мы экспортируем.

Как у латвийского отделения строятся отношения с «материнской» компанией Accenture?

Accenture – это около 411 000 сотрудников, обслуживающих клиентов в более чем 120 странах мира, и оборот около 33 миллиардов долларов в год. Продажи – совместное занятие. Безусловно, клиенты консультируются с местным представителем Accenture, которому они доверяют. Но если вы продаете какую-то высокотехнологичную услугу, то клиенту нужно видеть и того инженера, у которого на лбу написано, что он это сделает.

А если в этот же момент клиенту предложил сходную услугу кто-то из, допустим, японского Accenture?

Выбирает клиент. Если что-то хорошее придумано и не мы это первые предложили, мы потеряем заказ. Но очень быстро научимся понимать, почему мы его потеряли.

Главное, чем вы можете похвастаться за время существования Accenture Latvija?

У нас каждый год запускается порядка 150–200 проектов. Но самое главное – то, что мы выстроили систему доверия к профессиональному уровню технических специалистов из Латвии. Мы страна маленькая, нефти у нас нет, и единственная область, в которой мы можем конкурировать – уровень специалистов, который должен быть выше, чем у людей сходных профессий в Швеции, США или Индии.

Мы – консультанты, а консультантам порой доверяют даже больше информации, чем врачам и юристам. Ведь консультант по сути помогает компаниям найти новое будущее. Это будущее создают люди, которые сегодня просто активно работают и зарабатывают для своих детей. Наша миссия – помочь им встретить волну технического прогресса и научить серфовать так, чтобы выплыть.

Есть ли у вас незыблемые принципы руководства?

В IT-бизнесе все построено на людях. Единственное, что может сделать менеджер на таких предприятиях – создать условия, чтобы талантливые люди к нему приходили. Чтобы им хотелось работать, чтобы они чувствовали себя свободными творцами. Дисциплину же нам обеспечивает рынок. У нас 1200 человек, которые работают на несколько сотен клиентов. И все знают, что каждый из клиентов может отказаться от любого сотрудника за три дня.

Еще я понял, что самый большой дар любому руководителю от Бога – возможность наблюдать жизненные пути разных людей. Это обогащает невероятно. Ты живешь как бы чуть больше жизней, чем одну. Для айтишников, замкнутых на мире алгоритмов, это хорошая помощь в познании мира.

«Ощущение постоянного ученичества – одно из самых правильных. Оно избавляет от высокомерия и помогает смотреть на жизнь как на увлекательное путешествие»

Новая грамотность

Вы – отчаянный фанат всеобщего обучения программированию...

Да. И по моим оценкам знание 30–40 процентами населения базовых основ программирования окажет реальное влияние на уровень доходов этих людей. Сегодня программирование – тот же иностранный язык, только не все еще поняли, что его нужно знать так же хорошо, как, скажем, английский. Или, если хотите, это новый вид грамотности.

Конкретно IT-технологиями из освоивших программирование, конечно, займутся немногие, но, например, врачи, понимающие процессы внутри «черного ящика», всегда будут получать больше своих коллег в профессии. А остальные должны знать компьютер хотя бы на уровне пользователей, потому что туда постепенно перемещается все большая и большая часть услуг – покупка билетов на самолет, в театр и т.д.

Есть ли минусы у все большего и большего вторжения технологий в нашу жизнь?

Да, мы такими темпами идем к автоматизированному производству, что даже мне иногда страшно становится. Этот переход не будет простым с социально-экономической точки зрения. Технологии способны полностью заменить многие механические действия из тех, которые мы сейчас называем своей работой. Например, в области бухгалтерии. Или медицины. Способ постановки диагноза даже написан, как алгоритм, с кучей условий и ответвлений. И компьютер очень часто справляется с этим лучше человека.

В целом развитие технологий однозначно вернет человека себе. И к главным вопросам: Зачем я живу? Кто я такой? Что для меня важно?

Тихий переворот

Осуществленный с помощью вашей компании проект Start(IT) совершил переворот в латвийском образовании хотя бы по части преподавания одного предмета. С чего все началось?

Года три назад в министерстве образования собрали представителей IT-сферы. И я вдруг понял, что мои представления о преподавании IT в Латвии абсолютно не соответствуют действительности. Я считал, что все школьники в нашей стране учатся программированию, но оказалось, что содержание предмета «Компьютерные знания» (по-латышски – «Datorika») катастрофически устарело, а на обучение программированию в нем отведено всего каких-то четыре часа. В то время как у меня еще в 90-м, когда я учился в США, уроки программирования были ежедневными.

На меня снизошло откровение: мы в Accenture Latvija все время пытаемся искать толковых студентов, но для того, чтобы найти студентов, надо сначала заинтересовать программированием школьников. Можно было жаловаться и критиковать министерство образования, а можно было что-то сделать. Я стал думать, что именно, и появилась программа «Start(IT)». Мы создали курс обучения программированию и отдали его в бесплатное пользование обществу. Нашли толковых учителей, все организовали и оплатили, сделали с партнерами портал www.startit.lv, зайти на который и начать учиться программированию может любой школьник.

Одна из двух программ, доступных на сайте, – двухгодичное обучение программированию на смартфонах, вторая – собственно предмет «Datorika», который дети изучают в школах с первого класса. В сотрудничестве с РТУ и 1-й гимназией курсы по его преподаванию прошли порядка 800 учителей.

Проблемы образования – постоянная тема разговоров с моими коллегами, партнерами и клиентами во всех странах мира. Все этим интересуются и все этим занимаются. На самом деле это одна из главных тем для любого общества в любой период времени.

Кайф вечного студента

Качество, которое вы больше всего цените в себе?

Тяга к умным и интересным людям.

Главное качество, которое вы цените в других людях?

Способность рождать идеи. И чистоплотность в отношениях. С первого обычно начинается мое знакомство с людьми, а второе является условием его продолжения.

На что вы с удовольствием тратите деньги?

На любой вид того, что по-английски называется experience of life. Мы с семьей очень много путешествуем, часто ходим в театр и на выставки, участвуем в спортивных соревнованиях.

Как вы отдыхаете?

Уик-энд всегда стараюсь проводить с семьей. Люблю готовить – это отлично переключает мозг. Жена специализируется на десертах, а в остальном уже несколько лет семейный обед в выходные – моя забота.

У вас двое сыновей. Главное, что вы бы хотели рассказать им про жизнь?

Что нужно не бояться пробовать. Всегда быть готовым найти что-то, чего ты раньше не знал. Продолжать исследовать мир. Ощущение постоянного ученичества – одно из самых правильных. Оно избавляет от высокомерия и помогает смотреть на жизнь как на увлекательное путешествие.

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ