L'Hommes

Музыкальная пауза: Максим Бейтан

Всемирно известный латвийский виолончелист Максим Бейтан про свои проекты и интересы, причем не только в музыке, рассказал L’Officiel Hommes.
Reading time 2 minutes
«ТОЛЬКО ХОРОШИЙ ВКУС ПРИВОДИТ МУЗЫКАНТА К СОВЕРШЕНСТВУ»

Впервые в истории Латвии в Художественном музее «Рижская биржа» состоялась открытая выставка итальянских струнных инструментов работы легендарных мастеров Страдивари, Гварнери, Амати и Сториони. Виолончелист Максим Бейтан в сотрудничестве с «Fine Violins Vienna» и при поддержке фестиваля «Балтийские музыкальные сезоны» представил в Риге восемь инструментов, которые являются собственностью коллекционеров из США, Азии и Европы. Эта коллекция была собрана со смыслом: каждый инструмент в ней имеет уникальную историю и входит в топ-20 инструментов мира.

Назначив встречу с артистом, мы приехали в музей для проведения фотосессии. Для нас оказалась сюрпризом та атмосфера, в которую мы погрузились: ожидаемая стандартная фотосессия была превращена музыкантом в творческий процесс – мы смогли запечатлеть живые и искренние эмоции во время его исполнения. Максим Бейтан раскрыл исключительные возможности виолончели великого Антонио Страдивари, созданной более 300 лет назад, которая запела неповторимым итальянским belcanto и проникновенно «заговорила» человеческим голосом. Когда слушаешь части из сюит Баха и «Пассакалию» Г.Ф. Генделя, кажется, что виолончель разговаривает и нараспев беседует со слушателем.

Осознали ли вы, в чем на самом деле заключается феномен инструментов Страдивари?

Существует много различных составляющих, в которых заключается феномен Страдивари. Разумеется, есть профессиональные секреты Страдивари, детали – дерево тех времен, лаки, но не только. Для мастера приоритетным было совершенное звучание инструмента, нахождение уникального звука, и этому была посвящена вся его жизнь. Это он ставил превыше финансового интереса. Сейчас, спустя более чем 300 лет, мы реально это ощущаем. Интересно, что музыкальные инструменты – живые существа, которых возраст делает только краше. И цена их растет с каждым годом, поэтому именно музыкальные инструменты в последние годы стали одним из самых актуальных видов инвестиций.

Вам близка эта тема, поскольку вы сотрудничаете с ведущими экспертами в сфере рынка старинных музыкальных инструментов и свои знания и навыки предлагаете именно в качестве консультанта в этой области…

Это тесно связано с личным опытом. Было время, когда я сам интенсивно искал для себя музыкальный инструмент и рассматривал самые различные предложения, и именно тогда понял, как работает этот рынок. Когда же я в конце концов нашел свою виолончель – она была не только очень

хорошей, но и очень дорогой. И тогда я обратился к нескольким людям и организациям с предложением – они решаются на инвестицию, покупая этот инструмент, и, в то же время, разрешают на нем играть и таким образом поддерживают молодых музыкантов.Так началось сотрудничество с американской компанией «Viva Audio», которая любезно предоставила мне в пользование виолончель работы итальянского мастера Давида Текклера, созданную в 1698 году. Этот потрясающий инструмент нам представила компания «Fine Violins Vienna», которая впоследствии стала моим партнером и другом. Дружба привела к совместным проектам и возможности для меня общаться с великими инструментами, включая виолончель Страдивари «Archinto» 1689 года, которая не оставляет ни одного слушателя равнодушным. Потом была организована выставка инструментов на озере Комо в прекрасной Villa del Balbianello, гостем которой стал Джонатан Мулдс, экс-президент Bank of America Merrill Lynch и владелец потрясающей коллекции инструментов, включающей скрипку Страдивари «Earl Spencer».

Действительно ли сейчас такой вид инвестиций в моде?

Это не только прекрасный, возвышенный вид инвестиций, но и очень выгодный. Яркий пример тому – скрипка Страдивари «Lady Blunt», созданная им в 1721 году: в 1979 году ее цена составляла 200 тысяч долларов, а в 2011 году – уже 15,9 миллиона.

В наше время музыка является не только искусством, но и бизнесом. Как человек, выступавший в США, Азии, России, большинстве стран Европы, вы можете поделиться своим ключом к успеху?

Я – счастливый человек, поскольку у меня есть любимая работа, ставшая для меня образом жизни. Однако следует заметить, что мне ничто не давалось легко и за все приходилось основательно бороться. В свое время я уехал учиться в Лондон, в Royal College of Music, и мне обо всем нужно было думать самому. Затем я уехал в США, потом – в Швейцарию, чтобы пополнить свои знания. Там я почувствовал себя как дома, там же встретил и своих учителей – Йоханнеса Горицкого и пианиста Иво Погорелича. Сейчас я живу в Брюсселе, где сотрудничаю с президентом компании Swiss Gart Ино Мирковичем, который также является скрипачом и послом ЮНЕСКО.

Max Beitan - Rachmaninov Vocalise

Расскажите о своем репертуаре. Есть ли у вас любимое произведение?

Я люблю яркие произведения, сложные не только технически, но также и в музыкальном плане. Знаковым произведением в моем репертуаре является «Carmen Fantasy» британского композитора Бакстона Орра, я с удовольствием играю произведения из репертуара любимого мною Яши Хейфеца и Фрица Крейслера. С годами меняется взгляд на хорошо известные произведения. Например, «Вокализ» Рахманинова, композицию, богатую гармоническими переплетениями, красками, нужно исполнить выразительно и наполнить смыслом.

 

Вы до сих пор волнуетесь перед концертами?

Да, немного. И это даже хорошо, поскольку артистическое волнение помогает музыканту пробудить яркие эмоции и найти контакт со слушателем.

 

Расскажите о своем ритме жизни. Как часто вы репетируете?

Я весь день провожу с музыкой, занимаюсь от трех до шести часов. В мои занятия входит не только игра на виолончели, но и прослушивание записей великих мастеров, изучение партитур и общение с музыкантами.

 

Как вы поддерживаете себя в форме?

Было время, когда я интенсивно занимался фитнесом и бодибилдингом. В настоящее время в моем распоряжении wellness-центр, в котором я регулярно занимаюсь.

«Музыкальные инструменты – живые существа, которых возраст делает только краше»

Каков ваш сценический образ, требования к одежде и отношение к моде в целом?

Мне всегда нравилась итальянская мода, я находился в атмосфере итальянского стиля восемь лет. А на концертах очень важно, чтобы костюм или смокинг были удобными и не мешали играть, и, принимая во внимание специфику виолончели, найти подходящие не так уж просто.

 

А что насчет косметики? Ведь в наши дни мужская косметичка иногда бывает больше иной дамской.

Увлекаюсь парфюмами. В последнее время мне полюбились ароматы с нотами древесины и кожи. Особое внимание я уделяю уходу за руками, с удовольствием пользуюсь латвийскими кремами.

А что с хобби – остается ли для них время?

Мне нравится готовить, и я не знаю, можно ли это назвать хобби. Живя вблизи Италии, где еда является очень важной частью повседневной культуры, полюбил местную кухню и продукты.

 

Значит, вы хорошо разбираетесь и в винах?

Виноделие в Италии – это неотъемлемая часть народных традиций. Вин в Италии великое разнообразие. Одно из открытий последнего времени – игристое вино из региона Franciacorta.

 

В завершение нашей беседы хочу спросить: если бы вам удалось встретиться с великим Страдивари, какой вопрос вы бы ему задали?

«Мастер, в каком из инструментов вы воплотили свое представление о совершенном звуке?»

 

 

 

Текст: ЭРИКА ШМЕЛЬКОВА

Фото: АРТУР КОНДРАТС, @maxbeitan

Стиль: ДАЦЕ КРИЕВИНЯ-БАХМАНЕ

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ