L'Hommes

Привилегия скромности

Британский актер ЭДДИ РЕДМЭЙН – лауреат премии «Оскар» 2015 года за роль Стивена Хокинга в «Теории всего», лицо Prada и посол часового дома Omega

Он сыграл главную роль в «Фантастических тварях» – приквеле поттерианы по сценарию Джоан Роулинг – и снимется в роли импресарио в «Последних днях ночи» – фильме от создателей «Игры в имитацию», который выйдет на экраны в следующем году. Мы встретились с актером в легендарном отеле «Claridge» в Лондоне.

Текст: JEAN-PASCAL GROSSO

 

Вы обладатель ордена Британской империи. Должен ли я называть вас «сэр»?

Эдди Редмэйн: О, нет, нет, совсем нет! Я далек от всего этого...

Какой смысл имеет британскость для вас, тридцатилетнего англичанина?

Мне нравится идея культивирования истории и наследия страны, где я родился. В нашей отрасли мы рассказываем истории, навеянные великими моментами нашего прошлого. Я почувствовал известную гордость, услышав новость о том, что стал членом ордена Британской империи. Это было неожиданно и, вероятно, незаслуженно, но это меня тронуло. Честно говоря, меня даже не было на награждении, не нашел на это времени.

Как бы вы определили британский характер?

Флегматичность, самоконтроль, манера постоянно извиняться, взвешенная эксцентричность...

А что характеризует именно вас?

Смесь всего вышеперечисленного и еще мои веснушки.

После поколений актеров из рабочего класса, от Стэнли Бейкера и Майкла Кейна до Клайва Оуэна, появились вы, внук известного горного инженера, сын бизнесмена, бывший студент Итонского колледжа. Истэблишмент восстанавливает позиции в актерской профессии?

Истэблишмент? Я не очень понимаю, что это значит. Конечно, я очень привилегированный человек. Я учился в Итоне, это большая удача. Бенедикт Камбербэтч, например, учился в Университете Манчестера. Но если действительно существует область, где социальное происхождение не имеет значения, то это актерская среда. Это не вопрос образования. Неважно, сидели ли вы на тех же скамьях, что и бывший премьер-министр или будущие послы. Джеймс Макэвой или Джек О'Коннелл, одни из самых видных актеров современной Британии, родились в семьях рабочих. Актер может быть выходцем из любого слоя общества, из любой страны. Все, что от него требуется, это убедительно играть.

Что вам дал Итонский колледж?

Встречу с замечательным учителем Саймоном Дорманди, который пришел в колледж, когда я был на втором курсе. В классе он относился к нам не как к студентам, а как к специалистам, от которых требовал полной отдачи. Он ждал от нас многого как режиссер. Поэтому, когда я начал работать, переход от учебы к реалиям профессии дался мне без страданий.

«Если и существует область, где социальное происхождение не имеет значения, то это актерская среда. Это не вопрос образования. Неважно, сидели ли вы на тех же скамьях, что и бывший премьер-министр или будущие послы. Джеймс Макэвой или Джек О'Коннелл, одни из самых видных актеров современной Британии, родились в семьях рабочих. Актер может быть выходцем из любого слоя общества, из любой страны. Все, что от него требуется, это убедительно играть». Эдди Редмэйн

Легко ли далась вам работа над образом Ньюта Скамандера в «Фантастических тварях» после ролей Стивена Хокинга в «Теории всего» и транссексуала Лили Эльбы в «Девушке из Дании»?

Актерской профессии нельзя отдаваться наполовину. Всегда стараешься отдать самое лучшее. Есть моменты славы, но она очень нестабильна. Компромисс невозможен. Нельзя браться за роль только потому, что это будет «весело». Нужно стремиться к тому, чтобы превзойти себя. Каждый фильм по окончании съемок казался мне самым трудным в моей карьере. На съемках «Фантастических тварей» я получил интересный опыт: познакомился с Джоан Роулинг, находился на огромной площадке, работа с куклами потребовала большого воображения... Я замечательно провел время, пытаясь увидеть мир глазами ребенка.

Вы были фанатом поттерианы?

Да, мне понравилось ощущение, которое вызвал просмотр «Гарри Поттера». Это возвращение в совершенно особый мир, это великое чувство дезориентации. Я надеюсь, что зрители испытают такое же удовольствие при просмотре «Фантастических тварей»: возвращение в мир, который они уже знают, но который немного изменился.

Как «Оскар» изменил вашу карьеру?

В интервью всегда задают вопрос: «Как вы выбираете свои роли?» Чаще всего актеры лишены широкого выбора и играют то, что им предлагают. Получая «Оскар», вы становитесь «ликвидным», как бы отвратительно это не звучало... Фильмы финансируются благодаря вашему имени. Я до сих пор много работаю, но, конечно, пройдя путь от скромных постановок Шекспира в маленьких театрах Лондона к огромным площадкам Warner Bros. в Лос- Анджелесе, я лучше понимаю, чем актерская профессия привлекает столь многих. Надо сказать, я успел поработать и в банке, и в пабе. Я никогда не воспринимаю везение как данность, мыслю приземленно и крепко стою на ногах.

Вы есть в социальных сетях – Twitter, Snapchat, Instagram?

Нет. У меня нет таланта обмениваться с людьми замысловатыми формулировками. В детстве я пытался вести дневник. Но это оказалось для меня сложным занятием. У меня есть друзья с гениальным чувством фразы. Они легко могут отредактировать эссе, мемуары или написать забавную историю. Проблема с Twitter в том, что очень быстро вы уже не можете удержаться от того, чтобы не критиковать, не судить, не язвить. Я сейчас немного лукавлю, потому что мое любопытство заставляет меня время от времени интересоваться тем, что люди пишут в социальных сетях.

Вы считаетесь одним из самых элегантных британских актеров своего поколения. Как сформировался ваш вкус в одежде?

Мой отец всегда был очень стильным. На работе он носил костюмы. В актерской профессии хорошо то, что за исключением площадки и красной ковровой дорожки ты можешь одеваться как хочешь. Одежда мне по-прежнему доставляет удовольствие.

Многие марки использовали ваш образ...

Это было в те времена, когда я начинал работу в театре. Я зарабатывал 300 фунтов в неделю. Это небольшая сумма для того, чтобы жить в Лондоне. Кристофер Бейли, генеральный директор Burberry, невероятный человек, искал новые лица для рекламной кампании марки. Выбор пал на меня, в финансовом отношении это было прекрасно. Я очень люблю моду. Это забавная среда, там много выдающихся людей, визуалов, очень творческих.

Каковы ваши вкусы в музыке и кино?

Я играю на пианино – купил себе инструмент на гонорары за «Отверженных». Я фанат Шопена... а также самой отвратительной английской поп-музыки, вроде той, от которой люди стонут, когда ее крутят по радио. То же и с фильмами: я люблю и Пола Томаса Андерсона, и большие блокбастеры, которые выходят в дни летних каникул, – комиксы Marvel, франшизу «Форсаж»...

Что для вас самая большая роскошь?

Ванна. Теплая ванна. Для меня это самое счастливое место в мире. Я беру газету, сижу, думаю, в тишине прочитываю ее полностью. И спустя двадцать минут выхожу из ванной разморенный. Нужны еще детали? (Смеется.)


Фото: пресс-фото Omega, wikimedia

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ